Предлагаю вашему вниманию интервью с Майклом Эррингтоном (Michael Arrington), основателем одного из самых успешных блогов в мире TechCrunch.com. Это интервью у Эррингтона брал Ллойд Грув (Lloyd Grove) около года назад, но оно по-прежнему остается очень интересным и полезным. В этот материал включены те части беседы, которые касаются самого Эррингтона, его работы и блога TechCrunch.com.

Майкл Эррингтон оставил успешную карьеру юриста, специализировавшегося на слияниях и поглощениях, чтобы стать интернет-бизнесменом. Сейчас он работает над TechCrunch из арендованного дома в Атертоне, Калифорния, вместе с небольшой командой блоггеров и репортеров, регулярно публикующих самые горячие новости об интернет-индустрии.

Ллойд Грув: У вас наверное сумасшедший график. Я вижу, вы постоянно публикуете новости в разное время дня.

Майкл Эррингтон: Да, я пытаюсь сделать свой график более спокойным, но что-то не получается.

Правда? Расскажите о своем распорядке дня.

Много важных новостей надо выкладывать в период с 9 до 12 часов ночи, поэтому в такое время я обычно не сплю; после пытаюсь отдохнуть, но это сложно. В конце концов, пишу еще несколько постов, и вот уже 2 или 3 часа утра. Но даже когда писать ни о чем не нужно у меня бывают проблемы со сном. Это не очень-то здоровый образ жизни.

Как бы вы описали философию того, чем занимаетесь?

Что я стараюсь делать, так это публиковать информацию намного раньше других журналистов. Большинство журналистов, получая от кого-то интересную наводку, начинают копать, связываясь со всеми своими источниками. Я же получаю такие наводки, которые зачастую больше никто не подтвердит: кто-то скажет, что это неправда, кто-то ничего не знает, а кто-то откажется комментировать. Поэтому настоящий журналист на моем месте или не публиковал бы вообще ничего, или подождал бы, попытавшись найти еще один источник. А я люблю публиковать информацию рано, и говорю: «Смотрите: вот, что у меня есть, и вот от кого я это получил». Как правило, это слухи из одного-единственного надежного источника. А дальше пусть другие блоги используют собственные связи и продолжают копать. Часто, таким образом можно узнать правду намного быстрее.

Насколько велика команда TechCrunch сейчас?

У нас работает на постоянной основе восемь или девять сотрудников. Эрика Шонфельда (Erick Schonfeld) я нашел в Business 2.0. Это мой со-редактор, который работает из Нью-Йорка. У нас разные стили жизни, но он многому меня научил, а я показал ему несколько вещей в блоггинге. А остальная часть команды работает над нашими международными сайтами и над Crunch Gear, нашем блоге о гаджетах.

Также у вас есть Хезер Харде (Heather Harde), исполнительный директор TechCrunch, которая перешла к вам из News Corp. Она работает из Лос-Анджелеса?

Нет, она переехала сюда. Пятеро из нас работают в моем доме, включая Хезер, и двое из этих пяти – это разработчики, нанятые на полставки.

И вы все еще арендуете этот дом, и не собираетесь организовать себе более впечатляющую резиденцию?

Нет, не собираюсь. Это забавно, ведь если посмотреть на стартапы, то обычно самые лучшие из них могут располагаться в худших офисах, потому что в Кремниевой долине очень трудно найти хороший офис. Так что здесь не смотрят по сторонам когда входят, а выслушивают идеи. Это старый дом, и он идеально нам подходит – в нем четыре спальни. Некоторые из них мы переделали в офисы, и я могу как работать дома, так и проводить время со своим псом. Это чудесно.

Расскажите, как вы пришли к этому? Вы были юристом, начали в O’Melveny & Myers, где занимались разной скучной работой, связанной с лизингом самолетов, а потом перебрались в Кремниевую долину в фирму Wilson Sonsini. Что вас привлекло в Кремниевой долине?

Я работал в команде, которая представляла Netscape. Этот браузер тогда был очень популярен и занимал 90 или 95 процентов рынка, поэтому мы скупали компании направо и налево. Я работал над всеми этими приобретениями. Также я работал в IdeaLab, инкубаторе, где мы открывали компании направо и налево. Интернет был нов, молод и прекрасен. Появился сервис WebVan, который доставлял на дом продукты, появилась возможность покупать книги онлайн и делать еще множество интересных вещей, и мне нравилось быть частью всего этого. Мне нравилось встречаться с новыми людьми, видеть их свежие идеи и превращать их из ничего в мультимиллионные выходы на биржу. В 1999 году я решил присоединиться к одному из своих клиентов и работал с ними несколько лет. Потом я ушел и основал собственную компанию. Мы получили кучу инвестиций и продали ее за $30 млн. А потом я отдыхал.

Другими словами, вы продали компанию перед тем, как лопнул пузырь?

Нет, пузырь лопнул в марте 2000го. А мы начали получать инвестиции только в июле 2000го. Хотя акции на Nasdaq рухнули, венчурный капитал все равно шел еще какое-то время, так как люди не были уверены, что все это надолго. Поэтому мы получили почти $20 млн. и начали расходовать их, а потом стало ясно, что окно венчурного капитала закрывается на долгие годы, и когда начали заканчиваться деньги мы поняли, что больше ничего не получим. Так что начали искать покупателей и нашли компанию First Data. Они приобрели нашу фирму за $30 млн. — то есть, мы смогли даже кое-что заработать после покрытия тех $20 млн., и это было отлично. Я проводил время в Лос-Анджелесе, занимаясь серфингом, в Лондоне занимаясь консалтингом и в Копенгагене, встречаясь там с девушкой. Поехал в Канаду и открыл там несколько компаний – в основном, я занимался разной ерундой аж до 2005 года, когда все снова стало серьезно.

Почему все снова стало серьезно? Я имею ввиду, вы хорошо проводили время и явно не беспокоились о деньгах…

Нет, к 2005 году деньги у меня закончились. Так что снова пришлось вернуться к консалтингу. В течение последнего года такого времяпровождения я вообще только и делал, что валялся на пляже и занимался серфингом.


Серьезно, как все это происходило?

Моя девушка, у которой была отличная работа, начала немного уставать от всего этого. Так что мой друг Кит Тир (Keith Teare), который был основателем первой компании, где я работал после ухода из юридической фирмы, пригласил меня в новый стартап под названием Edgeio, чтобы я руководил этой компанией. И я согласился. Тогда я не пользовался интернетом для каких-либо целей, кроме почты, так что начал проводить исследовательскую работу и изучать стартапы. Я решил открыть TechCrunch просто, чтобы публиковать информацию о некоторых своих исследованиях, но потом он вырос так быстро, что я даже не успел поработать над Edgeio. Все пошло свои чередом – я остался в TechCrunch и развил его.

И сколько у вас сейчас уникальных посетителей в месяц?

Один TechCrunch посещают около 2,7 млн. уникальных пользователей.

Ого. А правда, что ваши доходы от рекламы составляют около $200 тыс. в месяц?

Мы сообщали об этом в прошлом году, но потом пришла Хезер и сказала, что мне больше не стоит говорить о наших доходах. Было очень много интервью, и я постоянно называл людям наши точные доходы. Когда она сказала прекратить это делать, я прекратил. Но в последний раз я действительно называл цифру в $200 тыс.

Вы единственный владелец? Или как это вообще у вас там устроено? Вам можно об этом говорить?

Хезер была очень важным топ-менеджером в Fox (она проводила их сделку с MySpace и многие другие сделки), отвечая за транзакции в миллиарды долларов и зарабатывая кучи денег. Согласившись на работу у нас, она очень сильно сократила свою зарплату  (где-то 1/10 от того, что зарабатывала там), так что она получила большую долю в компании.


То есть, вы с ней являетесь равными партнерами?

На самом деле, нет. Все те, кто работает в TechCrunch постоянно, тоже имеют свою долю. И мы работаем на растущем рынке. В прошлом году мы провели свою первую конференцию, которая была очень успешной – ее посетили около тысячи человек. В этом году мы снова ее организовываем.

Как вы описываете свою аудиторию рекламодателям?

Ну, в основном, это молодые люди, которым все это в новинку и которые хотят попробовать новые продукты. Среди них много предпринимателей, так что они нуждаются в сервисах, дизайнерах, других услугах, а также им нужно покупать ПО. Поэтому на сайте также рекламируются Microsoft, Adobe и другие компании такого рода. По большей части, это продвинутая, обеспеченная аудитория. Недавно мы проводили исследование и оказалось, что средний читатель зарабатывает около $100 тыс. в год.

У вас когда-нибудь бывают выходные? Вы уходите в отпуск или вынуждены этим заниматься постоянно?

Пока не было. Когда я еду куда-то, то теряю целый день, который можно было посвятить написанию постов. Но надеюсь как-то съездить в отпуск.

То есть, вы не были в отпуске почти три года?

Нет, не был.

——————

С такси москва поездки по столице стали еще более доступны — широкое разнообразие тарифов, скидки, дешевизна и скорость выполнения заказов понравятся каждому клиенту. Вам доступны любые поездки как по Москве, так и в пригородные зоны, в том числе — в аэропорт. Наши машины — это иномарки, эконом и VIP-класса, и качество обслуживания удовлетворит даже самых взыскательных посетителей. Заказывайте такси на city-mobil.ru.

——————

***

Понравилась статья? Тогда подпишитесь на RSS! 😉

***

Другие интересные интервью на Webloger.Ru:

Интервью с Ромеро (romero.ru)

Интервью с Максом Крайновым (kraynov.com)

Интервью с Дарреном Роузом (ProBlogger.net)

Интервью с Ильей Рабченком (SMOpro.ru)

 

0
Интервью с Майклом Эррингтоном (TechCrunch.com)

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Антон Труханов

5
Комментарии: 60Публикации: 153Регистрация: 07-04-2008

Интервью с Майклом Эррингтоном (TechCrunch.com): 2 комментария

  • Март 7, 2009 в 3:47 пп
    Постоянная ссылка

    Очень классная статья. Спасибо. Было приятно и интересно почитать. Даешь больше таких!

    И еще вижу у тебя вырабатывается «корпоративный стиль» в оформлении постов. Оранжевые заголовоки и пр. Так держать!
    Сделай свой Российский техкранч 🙂

    Всеми руками поддерживаю

    0

Добавить комментарий

Авторизация
*
*


Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*


Генерация пароля